Союз мастеров музыкальных инструментов

Материалы

История создания балалайки контрабас со съемным грифом и другие реальные факты от мастера В. К. Люткуса

История создания балалайки контрабас со съемным грифом и другие реальные факты от мастера В. К. Люткуса

Идея создания балалайки контрабас со съемным грифом зародилось в декабре 1951 года. Инициатором был Евгений Блинов, балалаечник Свердловской консерватории. Это направление поддержали Арам Николаевич Лачинов и педагог тогда еще музыкального института им. Гнесиных – профессор Петр Иванович Алексеев (в этот период он был председателем экспертного совета Московской экспериментальной фабрики музыкальных инструментов, которая располагалась по адресу: 1-я Пугачевская, д.13). С 1953 года экспертный совет возглавил Арам Николаевич Лачинов.

Корифеи педагогического совета смогли убедить директора фабрики Василия Андреевича Борисова и главного инженера Кириллова о полезности создания балалайки контрабас со съемным грифом. Эта новинка была согласована с Главком. За создание этой идеи (рациональное предложение) мне заплатили 30 рублей, а Кудряшеву Владимиру Ивановичу 70 рублей, т. к. им был изготовлен шаблон по механизированной обработке клеца. В последствии это послужило основой технологического процесса по сборке балалайки контрабас.

По этой технологии собирал контрабасы ныне живой и участвующий в конкурсах при Гнесике Богомолов Валентин Иванович. Используется болтовое соединение. Задача гайки – предотвратить смещение грифа. К гайке приваривалась усик-платформа со шкантом, который входил в отверстие грифа.

Изготовление балалайки контрабас было связано с поездкой. в 1953 году в КНР. В этот период экспериментальные работы возлагалось на экспериментальную лабораторию, в которую входили:

- акустики: Янковский Борис Александрович, Яковлев Лев Александрович;

- экспериментаторы: Потапов Алексей Максимович, Люткус Владимир Кузьмич.

Проводились работы с толщинами дек, расположением пружинок. Занимались работами по снижению веса басовой и контрабасовой групп, прочностными свойствам клеевых соединений, выполняли многое другое. Руководителем лаборатории был Леонов Алексей Николаевич, который впоследствии стал главным инженером скрипичной фабрики, затем заместителем начальника Главмузпрома.

С 1963 года на фабрику стали приходить инженерные кадры, окончившие Лестех и Ленинградскую ордена Ленина лесотехническую академию. Они стали проводить существующую документацию в соответствии ГОСТ. Генеральным директором был Куриков, куда входила наша фабрика и фабрика им. Советской Армии.

В начале 1942 года по приказу И. В. Сталина с фронтов были отозваны музыканты и специалисты по производству музыкальных инструментов. Исполнение данного приказа было возложено на замечательного педагога Лачинова Арама Николаевича. По результатам этой работы Арам Николаевич был удостоен Сталинской премии. С этого времени с 1943 года заработали мастерские на Проспекте Мира и мастерская ВТО, впоследствии ВХО, где работали высшего по тому времени мастера: Буров Федор Иванович, Буров Сергей Федорович, Кружков Виктор, Сержантов Владимир Филипович, который с сыном Евгением подготовили плеяду прекрасных учеников.

Эти мастерские были альтернативой фабрикам, которые обеспечивали музыкантов-профессионалов, училища и вузы. Эти мастерские постоянно были под прицелом контролирующих органов, т. к. какой-либо документации на выпускаемую продукцию не было. По этой причине их трясли, как грушу, т. е. откупались под предлогом, что в ближайшее время конструкторско-технологическую документацию подготовят.

В настоящее время дикого капитализма руководителям фирм мною был предложен силовой узел для съемного контрабаса, который запатентован (был который выдан патент на интеллектуальную собственность), на что был получен отказ.

Абсурдность заключается в следующем. Металлические пластины крепятся с помощью шурупов. При этом не понимают, что гриф испытывает статическую и динамическую нагрузку, да еще древесина имеет способность усыхать.

В том столетии говорю младшему Курлыгину (талантливейший мастеровой: «Дружище, ты делаешь хрень…». А он отвечает, что музыканты покупают и благодарят… Он не понимает, что музыкант благодарит за дешевизну. Хотя и у меня бывали всякие ляпы. Как-то Женя Сержантов спрашивает: «Кузьмич, заказчик интересуется, по какому ГОСТу ты изготавливаешь инструменты». Женечка, музыкальные инструменты изготавливаются по чертежам , а ты изготавливаешь по своим задумкам, которые ты накопил, и получил от отца определенный опыт.

Металлические детали имеют ГОСТы, а комплектующие создавались по республиканским стандартам (это в советское время), которые согласовывались с Министерством торговли. В настоящее время министерство промышленности и торговли самоустранились, почему – не понятно, этим самым производителям подкладывают конфузию.

Пример. В конце1959 года я готовил мандолину к выставке, которая должна проходить в Брюсселе, имел высокое доверие. Процесс изготовления контролировал заместитель начальника Главка Леонов Алексей Николаевич. Я предложил этому прекрасному инструменту установить хорошую колковую механику немецкого производства. Алексей Николаевич сказал: «Министерством утверждены чертежи, где устанавливается колковая механика, изготовленная фабрикой им. Луначарского, а ты хочешь, чтобы руководителя привлекли к уголовке». Вот такая была история.

Немного поведаю о создании музыкальной фабрики. Когда возникла необходимость в потреблении народных музыкальных инструментов, а их изготавливали кустарным способом, в Шихове и Луцино работали семейным подрядом. Готовую продукцию привозили в магазин на Лубянке, который и сейчас торгует музыкальными инструментами. По заданию Московского правительства в 1934году была создана музыкальная фабрика (на бывшей территории обувной фабрики). В районе Красносельское во дворе, где жил Леонид Утесов, было выделено двухэтажное здание из красного кирпича. Работала семья Булановых и Суровых. В 1942 году в свободное от работы время была изготовлена 7-струнная гитара, которая была отправлена на фронт Сурову Сергею Алексеевичу.

Моим мастером был Василий Андреевич Буланов, которого в 1956 году проводил в последний путь. В 1941 году перешел на военный завод «ЛЕПСе» дядя Сеня Соцкий, который жил у Рижского вокзала на Перееяславской улице. Семен Иванович обучил своему искусству Николая Петрова, после этого ушел на пенсию. Дядя Сеня был богопослушным и посещал Храм Знамени Иконы Божьей Матери на Перееяславской Слободе. В начале 50-х годов нас направляли на летнюю компанию в колхоз, мы собирались перед отъездом у дяди Сени, он к тому же был крестным отцом у Николая. Дядя Сеня жил на первом этаже и всегда нас угощал чаем из самовара, а сахар кололи щипчаками. Детство у нас проходило веселое – это, видимо, тоже история, но отдельная история.

В. К. Люткус

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Ваш коментарий

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в BobrdobrОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в VkcomОтправить в Yaru